Ultra HD
 

Насущные проблемы российского отраслевого законотворчества

17.10.2018 > 15:19
Насущные проблемы российского отраслевого законотворчества
Источник изображения: nytimes.com
Участники пленарного заседания третьей международной конференции «Digital TV & Video in Russia. 4K & HDR» обсудили состояние и эффективность отраслевого госрегулирования и пришли к  не самым оптимистичным выводам.

Мало или много регулирования?

Открывая форум, модератор пленарной сессии, главный редактор издательства «Телеспутник» Александр Калигин объяснил, что ее организаторы исходили из активной позиции государства по отношению к отрасли цифрового телевидения в последнее время. После столкновения на практике с ужесточением борьбы с пиратством и с началом работы «пакета Яровой» участникам отрасли еще предстоит познакомиться с разрабатываемым Инфокоммуникационным кодексом, призванным заменить существующее отраслевое законодательство, не поспевающее за рыночными реалиями. К чему приводят усилия государства по регулированию отрасли сегодня и чего ждать от него завтра — вопросы принципиально важные для всех компаний рынка цифрового телевидения, от лидеров в федеральном масштабе до небольших локальных игроков.

Крупным компаниям в силу размера легче адаптироваться к изменениям в законодательстве, следовало из позиции, обозначенной генеральным директором ГК «Орион» Кириллом Махновским. «На текущий момент законодательство, действующее в РФ, в общем и целом нас устраивает, за исключением отдельных моментов, которые мы регулярно обсуждаем с представителями органов власти», — поделился Кирилл Махновский, уточнив, что к проблемным областям в законодательстве относит деятельность OTT, поскольку соответствующей нормативной базы пока нет и операторы не до конца понимают, к чему относится OTT — к кабельному вещанию или другому виду услуг.

Иное видение ситуации у главного аналитика Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карена Казаряна: за фасадом «в общем и целом» работающей отрасли копятся проблемы, о которых до поры до времени никто не хочет говорить. Как и глава ГК «Орион», Карен Казарян видит обширную проблемную область в OTT — чем, к примеру, отличается с юридической точки зрения онлайн-стриминг от передачи контента на сет-топ-бокс через IPTV? Другие проблемы — принцип must-carry, обязывающий операторов бесплатно вещать телеканалы из двух мультиплексов, а также «дикие законопроекты по регулированию громкости рекламы в Интернете». Что до фундаментальной работы по созданию Инфокоммуникационного кодекса, то, по мнению главного аналитика РАЭК, пока она не вошла в конструктивное русло: у участников отрасли не хватает сил за одним столом выработать систему компромиссов, которая устроила бы всех.

Президент ассоциации операторов кабельного телевидения «МАКАТЕЛ» Алексей Амелькин коротко изложил позицию региональных кабельщиков, которая для участников подобных форумов отнюдь не нова: отрасль зарегулирована, при желании любого оператора можно оштрафовать, что говорит об избыточности требований. «Каждый новый закон порождает новые проблемы, и они только нарастают. Появились обязательные каналы двух мультиплексов — возникает вопрос, как их доставлять, как подключаться к РТРС?» — недоумевал Алексей Амелькин. От него досталось авторам ведомственных приказов («Старые приказы никто не выполняет»), но все время появляются новые, и они такие же невыполнимые, как старые. Так, «два министра связи назад» появился приказ об оснащении всех устройств GPS (видимо, имелась в виду ГЛОНАСС, — прим. «Телеспутника»), никто этот приказ и не думал выполнять, но он до сих пор действует.

Позицию производителей контента представлял юридический советник ассоциации продюсеров кино и телевидения (АПКиТ) Сергей Семенов, которого оставил равнодушным обличительный пафос Карена Казаряна и Алексея Амелькина, поскольку АПКиТ занимает совсем другое — развитие антипиратского законодательства. «Последние события c судебными исками правообладателей в адрес “Яндекса” показывают, что у нас недостаточно регулирования в отрасли. “Яндекс” всю жизнь говорит, что не подпадает под действующее законодательство, необходимо принять новое, и тогда они будут его исполнять. Чтобы не было различных точек зрения, нам кажется, необходимо уточнять законодательство. Хотя общее антипиратское законодательство существует, и оно нас устраивает», — рассуждал юридический советник АПКиТ. Беспокоит производителей контента и его использование в кабельных сетях — представитель ассоциации уточнил, что речь идет не о прямом выпуске сигнала, а о его ретрансляции и камень преткновения здесь — кто должен отвечать за очистку прав на такое вещание в кабеле, оператор или вещатель. «Есть большие подозрения, что большинство кабельных каналов в смысле ретрансляции нарушают действующее законодательство», — пояснил Сергей Семенов.

На проблеме пиратства акцентировал внимание и коммерческий директор АО «Национальный реестр интеллектуальной собственности» (НРИС) Григорий Туринцев. Он охарактеризовал отраслевое законодательство как «множество разрозненных законов», которые вносят двойное толкование, что осложняет в первую очередь жизнь правообладателей. Несмотря на последовательное ужесточение антипиратского законодательства, государство все равно не поспевает за пиратскими ресурсами, высокая маржинальнось которых позволяет им мгновенно осваивать технологические инновации. Поэтому Григорий Туринцев предложил дальнейшую борьбу c пиратами строить на принципах саморегулирования отрасли. «Надо послушать ключевых игроков рынка и отдать им полномочия договариваться внутри отрасли. Государству стоит просто обеспечить им дискуссионные площадки», — изложил позицию НРИС его коммерческий директор. Преимущество такого подхода и в том, что крупные игроки быстрее регулятора реагируют на новые пиратские тренды и предлагают решения, адекватные быстро меняющейся обстановке.

На дискуссионной панели Алексей Амелькин расположился рядом с исполнительным директором «Центра цифровых прав», консультантом «РосКомСвободы» Денисом Лукашом, и по факту они вдвоем сформировали своеобразную ячейку «цифрового сопротивления». «Все плохо на самом деле, — горестно вздохнув, начал делиться наболевшим Денис Лукаш. — Теоретическое регулирование отстает от практических бизнес-процессов, и чем дальше, тем разрыв больше. Кабельные операторы выезжают на старых “Правилах оказания услуг связи для целей телевещания”, по которым есть позиция Роспотребнадзора и Роскомнадзора, так, что можно понимать перспективы отношений с абонентами и с другими игроками». Денис Лукаш ставил те же вопросы, что и его коллега из «МАКАТЕЛ», — присоединение к РТРС, конфликты с вещателями, неопределенность с ОТТ. Он опросил экспертов-панелистов, советовались ли с ними при принятии поправок к закону «О связи» о присоединении к сетям РТРС, и, услышав отрицательный ответ, резюмировал: «Есть несколько человек, приближенных к власти, с которыми советуются при принятии законов. А больше никого не спрашивают».

Говоря о «приближенных к власти», Денис Лукаш совсем не имел в виду руководителя группы управления проектами ФГУП «Главный радиочастотный центр» (ГРЧЦ, подведомственен Роскомнадзору) Михаила Натесова, тем не менее представитель ГРЧЦ попытался объяснить, что и регулирующие органы «играют с тем, что есть», то есть выполняют положения законодательства, подготовленного и согласованного на уровне отраслевых министерств. Михаил Натесов признал, что и в государственных ведомствах осознают несовершенство законодательства, а на вопрос, каким образом его необходимо улучшать, ответил безапелляционно: «Только коллегиальным способом».

Выясняя, насколько коллегиально обсуждаются разрабатываемые законы, Александр Калигин предложил экспертам поделиться опытом участия в подготовке Инфокоммуникационного кодекса. Но экспертам сказать было нечего: оказалось, никакого участия в этой работе представители отрасли по сути и не принимают. Только Карен Казарян рассказал, что видел часть материалов будущего кодекса и даже писал на них отзыв, но к текущему моменту потерял интерес к этой работе, поскольку, по его мнению, из фундаментального документа кодекс превратился в набор «непонятных хотелок», связанных общей тематикой. «Курировал разработку Инфокодекса “Медиа-коммуникационный союз” (МКС). Но в МКС сейчас нет ни руководителя, ни его заместителя, и непонятно, когда появятся», — так главный аналитик РАЭК ответил на вопрос о возможных сроках завершения работы над Инфокодексом.

Радикализация нейтралитета

Обсуждение актуальной рыночной повестки показало, что даже у отдельных ее представителей, никоим образом не отражающих позицию сколько-нибудь значительных отраслевых групп, взгляды могут диаметрально различаться, так что сам собой возникал вопрос, насколько конструктивным в принципе может быть обсуждение на репрезентативных дискуссионных площадках, о которых говорил Григорий Туринцев.

Так, комментируя планы правительства законодательно оформить принцип сетевой нейтральности, Кирилл Махновский высказался за его существование, однако признал, что у других участников рынка позиция может быть совершенно другой — все зависит от их бизнес-модели. Карен Казарян подчеркнул, что де-факто принцип сетевой нейтральности в РФ действовал, и видимо, это положение всех устраивало, в том числе и потому, что рынок сетевых операторов характеризовался высоким уровнем конкуренции. Но если реализация программы «Цифровая экономика» приведет к тому, что «на сетях будет один “Ростелеком”», прочие участники рынка, зависимые от сетей связи, будут остро заинтересованы в юридическом закреплении сетевого нейтралитета.

Алексей Амелькин высказал несколько иную точку зрения: проблема сетевой нейтральности в большей степени актуальна для крупных операторов связи, нежели для небольших локальных компаний, входящих в «МАКАТЕЛ». Первым отмена принципа или его ограничение позволит, условно говоря, «заработать на Google», пропуская его контентный трафик без ограничений скорости, а региональным компаниям «на Google» заработать нереально — для них что есть сетевая нейтральность, что нет. Тем не менее члены «МАКАТЕЛ», если их мнение будет учитываться, выступят за сетевую нейтральность, потому что ее ограничение ничего им не принесет, кроме проблем.

Денис Лукаш здесь не поддержал своего коллегу по «цифровому сопротивлению», заметив, что ограничение сетевой нейтральности может быть подспорьем для небольших локальных операторов, если владельцы магистральных сетей будут, например, предоставлять им трафик соцсетей с популярным контентом («ВКонтакте», «Одноклассники» и т. д.) на лучших условиях по сравнению с другим контентом. Мнения панелистов в итоге разделились, так что, дай им волю, они бы предложили еще не один десяток аргументов за и против сетевого нейтралитета, что, разумеется, никоим образом не добавило бы ясности в поиске ответа на вопрос, стоит закреплять этот принцип де-юре или нет.

Столь же ярко выраженное разнообразие мнений продемонстрировали эксперты и во время обсуждения эффективности антипиратского законодательства. Карен Казарян поделился мнением известной компании, занимающейся защитой правообладателей от онлайн-пиратства, — Group-IB. В ней считают, что еще пару лет назад, до принятия антипиратского пакета, вычищать нелегальный контент из сети было несравненно проще, чем сейчас, а доходы крупнейших пиратских ресурсов того времени были в десятки, если не в сотни раз меньше сегодняшних, процветающих на рекламе Azino 777 и других нелегальных онлайн-казино и тотализаторов. Что до резонансного судебного процесса «телеканалы «Газпром-медиа» против «Яндекса», главный аналитик РАЭК высказал мнение, что лежащая в основе разбирательства юридическая коллизия глубже конкретных претензий истцов, она состоит в неопределенности самого статуса «информационного посредника», которым является или не является «Яндекс», — у юристов правообладателей и самого поисковика мнения на этот счет расходятся.

Возложение на поисковые системы обязанностей Роскомнадзора по определению, пиратский контент или непиратский фигурирует в поисковой выдаче, токсично по своей сути, заявил Григорий Туринцев: коммерческая компания не должна нести расходы государственной структуры.

Коммерческому директору НРИС оппонировал юридический советник АПКиТ, попытавшийся, как он выразился, «на пальцах» объяснить порочность деловых принципов, которыми руководствуется «Яндекс» в отстаивании своей юридической позиции. Существенная доля бизнеса «Яндекса» (чья капитализация растет) связана с нарушениями законных прав правообладателей, негодовал представитель АПКиТ. «Считаю, что “Газпром-Медиа”, пользуясь своим положением ведущего игрока на рынке и обратившись в суд, применяя действующее законодательство, поступил совершенно правильно, потому что было необходимо положить конец безнаказанности “Яндекса”», — чеканил слова Семенов в притихшем зале. Юрист настаивал на приоритете юридической защиты прав правообладателей, а технологические платформы, общенациональные реестры правообладателей и саморегулирование, о важности которых говорил Григорий Туринцев, по мнению представителя АПКиТ, могут служить лишь дополнениями к традиционной юридической практике. «Ничто не заменит законодательство. С точки зрения правообладателей, любой частный бизнес должен уважать права другого бизнеса», — категорично высказывал свою точку зрения Сергей Семенов.

Столь же категоричен был Алексей Амелькин, когда речь зашла о последствиях запуска двух цифровых эфирных мультиплексов. Влияние включения двух мультиплексов (а второму еще предстоит массовый запуск в эксплуатацию) на бизнес существующих операторов платного ТВ исключительно негативное, следовало из обличительной речи главы «МАКАТЕЛ», «Если мы поймем, что мультиплексы — это политика, это пропаганда, то все встанет на свое место. Все операторы пострадали и пострадают еще больше, когда включат второй мультиплекс», — объяснял и объяснял внеэкономическую сущность бесплатного цифрового эфирного вещания Алексей Амелькин, и остановить его смог лишь модератор, заметивший, что у операторов есть и более серьезная проблема — необходимость исполнять требования «закона Яровой».

Александр Калигин предложил спикерам ответить, как они собираются исполнять «закон Яровой», на что президент «МАКАТЕЛ» тут же победоносно откликнулся: «Никак! “Закон Яровой” в принципе невыполним! Я считал для себя как оператор, выполнение требований закона — это от восьми до десяти месячных доходов. Где мне взять такие деньги?!» — возмущался Алексей Амелькин, и чем больше он возмущался, тем радостнее улыбались эксперты. В самом деле, если рыночные игроки во всеуслышание заявляют, что не собираются выполнять навязанные им неисполнимые, по их мнению, законы, то, возможно, негативное влияние на отрасль избыточного законодательства и в цифровую эпоху компенсируется старым добрым аналоговым способом — необязательностью исполнения.

_________________________ _________________________
Рубрика: Цифровое ТВ
Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD