Ultra HD
 
«Триколор ТВ» ULTRA HD

Цифровой эфир: чуть больше, чем два мультиплекса

04.12.2017 > 17:50
Цифровой эфир: чуть больше, чем два мультиплекса
Телевышка в Сочи. Фото: Shutterstock
Цифровизация эфира… История давняя и всем хорошо известная. Тем не менее она периодически продолжает нас удивлять новыми вывертами: то регионалов из мультиплекса выкинут, то дату отключения аналога перенесут, то сам стандарт поменяют. Но процесс подходит к концу, охват приближается к заявленным цифрам, количество домохозяйств, где смотрят первый мультиплекс, растет. Как изменилась телевизионная картина России? Что мы получили в итоге?

Федеральная целевая программа «Развитие телерадиовещания в России на 2009—2018 годы» задала четкие ориентиры: 98,4% населения должны получить возможность приема каналов первого мультиплекса, 98,1% — первого и второго мультиплексов. Отмечается, что сейчас охват первого мультиплекса составляет свыше 94% населения, второго — 67%. В 2018 году на строительство инфраструктуры для вещания второго мультиплекса будет потрачено 5,447 млрд рублей.

Аналог: отключить нельзя оставить

На то, чтобы поставить запятую в том или ином месте, есть свои резоны, поскольку тема предельно болезненная. Если отключить привычное всем аналоговое телевещание раньше, чем у населения появятся в достаточном количестве приставки и телевизоры с возможностью приема DVB-T2, можно получить серьезный социальный конфликт. С другой стороны, каждый день промедления (и, соответственно, оплаты параллельного вещания) стоит государству серьезных денег. Во всех странах этот вопрос решался по-разному. В США, например, в 2009 году аналог отключили одномоментно и практически по всей стране, предварительно выдав желающим чек на приобретение цифровой приставки. Эта схема имеет свои очевидные минусы: большое количество зрителей не успевают подготовиться к таким встряскам. Это подтвердилось тем, что в США после отключения аналога около 5 млн зрителей осталось без сигнала, а во Франции, где реализовывалась аналогичная схема, — 200 тыс.

Первоначально отключение российского аналогового вещания было намечено на 2015 год, что отчасти обуславливалось международными правилами регулирования вещания. Решением, принятым на Международной радиоконференции в Женеве (так называемое «Женева 06»), с 17 июня 2015 года аналоговые телепередатчики теряли свое преимущество. Таким образом, в том случае, если после этой даты аналоговый передатчик создавал помехи другой радиослужбе, отключался именно аналоговый передатчик. И основное обязательство России по международному соглашению «Женева 06» заключалось в том, чтобы аналоговые передатчики российских телеканалов не создавали помех цифровым передатчикам сопредельных государств. Полностью их отключить на тот момент государство было не готово, поэтому приграничное вещание с 17 июня 2015 года было переведено на другие частоты и все международные обязательства России были выполнены в полном объеме.

Перенос сроков отключения был связан в первую очередь с финансовыми трудностями: не получалось строить сеть запланированными заранее темпами. Свою лепту внесла и замена стандарта DVB-T на DVB-T2.

К тому же государство, со своей стороны, выбрало крайне мягкий режим отключения, переложив, ко всему прочему, ответственность за полное отключение аналога на вещателей. Логика проста: раз основной вопрос в деньгах, то и решать проблему мы будем с точки зрения оптимизации финансов. С 1 января 2019 года государство прекращает финансирование аналогового вещания. А после этого вещатели (если посчитают целесообразным) вольны продолжать его на собственные средства. Об этом РТРС заявляла и два года назад, и сейчас подтвердила «Теле-Спутнику», что позиция не изменилась. При этом, как сообщил нам руководитель пресс-службы РТРС Игорь Степанов, данная схема распространяется на всех вещателей и на все регионы РФ. И до тех пор, пока в России будут желающие оплачивать аналоговое эфирное вещание, оно будет существовать (то есть до тех пор, пока рекламодатели будут заинтересованы в аудитории аналогового вещания). Таким образом, учитывая нежелание основной массы людей менять сервис, пока работает существующий, жизнь аналогу уготована долгая.

То, что отключение аналога было отложено, принесло свои результаты: идея цифрового телевидения дошла до тех, для кого и была предназначена, — до населения. Во всяком случае, ритейл не ожидает ажиотажного спроса на устройства для приема цифрового сигнала после отключения аналогового эфира. В пресс-службе «М-Видео» «Теле-Спутнику» ситуацию обрисовали как спокойную: уже достаточно давно идет плавная замена старой аппаратуры на новую, никакой паники или ажиотажа не предвидится. «Количество моделей, не поддерживающих цифру, очень мало и с каждым годом сокращается. На сегодняшний день даже самые бюджетные телевизоры стоимостью до 10 тыс. рублей и диагональю до 30" поддерживают формат DVB-T2. Спрос на приемники для цифрового телевидения растет небольшими темпами: в 2017 году, по сравнению с прошлым годом, таких устройств куплено на 15% больше. Динамика спроса спокойная, покупатели постепенно переходят на цифру, и мы не ожидаем резких всплесков интереса к дополнительному оборудованию. Скорее всего, к моменту отказа от аналогового телевидения большинство покупателей либо уже приобретут приемники и антенны для цифрового ТВ, либо обновят технику, купив телевизор со встроенным цифровым приемником», — прокомментировал представитель ритейлера.

Цифровой эфир — killer application?

Ни в одной стране мира нет столь богатого бесплатного эфирного вещания, как в России. Даже если отставить Европу и США и посмотреть, что предлагает бесплатный эфир и платформы платного ТВ в Индии и Латинской Америке, мы увидим картину, серьезно отличающуюся от России. Во всяком случае, прямых трансляций финальных матчей чемпионатов мира по футболу не нашлось нигде.

С распространением цифрового эфира операторы платного ТВ теряют одно из важнейших преимуществ — качество картинки. Многим достаточно контента, который предоставляет даже не обязательная двадцатка, а обязательная десятка. По логике событий, платные платформы должны с развитием цифрового эфира ощущать все усиливающееся конкурентное давление с его стороны, особенно в бюджетном секторе. А клиенты платных телесервисов — отказываться от них, удовлетворившись бесплатным эфиром.

Директор по маркетингу АО «ЭР-Телеком Холдинг» Андрей Чазов считает, что платное ТВ предоставляет потребителю гораздо больше возможностей — по потреблению контента и управлению им. Так что о каком-либо давлении говорить не приходится. «Чтобы смотреть каналы первого и второго мультиплекса, пользователю не нужно платить абонентскую плату, при этом платное ТВ предоставляет значительно больше возможностей: сотни каналов, в том числе в HD, дополнительные тематические пакеты, функции управления эфиром, интернет-сервисы. Аудитория делится по интересам, и внимание между каналами перераспределяется. Мы отмечаем интерес клиентов к такому таргетированному контенту, что не предполагает сокращения доли платного ТВ», — говорит он.

Также Андрей Чазов отмечает, что у поколения Z кардинально другой взгляд на телесмотрение, что ставит под сомнение будущее аналога. По его наблюдениям, молодежь потребляет в основном нелинейный контент с нескольких устройств одновременно. Это оказывает влияние и на старшее поколение, которое начинает пользоваться интерактивными функциями: постановкой на паузу, отложенным просмотром и другими.

Неудивительно, что и такой гигант, как «Ростелеком», не считает отключение аналога хоть сколько-нибудь важным фактором дальнейшего развития. «Наша компания не ощущает давления со стороны эфирного телевидения и не ожидает существенного изменения рынка после отключения аналогового ТВ. Услуги платного ТВ “Ростелекома” подключают по другим причинам — за богатый выбор контента, в том числе нишевого и премиального, и за дополнительные функции», — сообщил руководитель направления департамента внешних коммуникаций ПАО «Ростелеком» Валерий Костарев.

Отключение аналога, как уже говорилось, может стать нешуточной встряской для всего российского телерынка. РТРС к этому событию готовится весьма активно, широко развернув серьезную разъяснительную работу. А чего ожидают коммерческие операторы?

Кабельщики эфира не боятся

Кабельное ТВ занимает 33,4%, но из них только 8% отводится на цифровые сети. Таким образом, из всех кабельных телевизионных сетей только четверть работают в цифре. При этом операторы, особенно если мы говорим о некрупных локальных игроках, денег на модернизацию не имеют. Основная услуга — аналоговое ТВ; цифра если и есть, то идет как дополнение. На аналоговой услуге у кабельных операторов сидят самые верные и самые платящие абоненты. Пока эта схема работает, а вот окупится ли модернизация — это вопрос.

«Россия постепенно переходит на цифровое вещание. С обновлением парка телевизоров все больше клиентов готовы получать ТВ-контент в цифре. Для операторов это обусловлено практической пользой: вещание в этом формате позволяет распространять каналы в более высоком качестве и экономит радиочастотный спектр — на частоте вместо одного канала в аналоге умещается до 20 цифровых. При этом для полного перехода на цифровое вещание операторам необходимы инвестиции для покупки оборудования, а также время. При сегодняшних доходах от платного ТВ в России, одних из самых минимальных в мире, мгновенный переход на цифру не оправдан. Инвестиции операторов вряд ли окупятся даже в пятилетней перспективе, поэтому нужны решения на уровне всей отрасли», — говорит Андрей Чазов.

В IPTV операторы видят либо опасность для себя, либо спасение. Многие отмечают все больший уход молодой части аудитории на IPTV, куда традиционно относят и ОТТ. Для больших операторов, которые могут финансировать модернизацию своих сетей, это спасение; для мелких, которым модернизация не по карману, IPTV — угроза, потому что молодая часть аудитории, к которой аналитики относят всех, кто моложе 40 лет, мигрирует в IP.

«Самым быстрорастущим сегментом рынка платного ТВ является сегмент IPTV, а доля “Ростелекома” на российском рынке IPTV по итогам II квартала 2017 года составляет 74%», — рассказывает Валерий Костарев.

По его мнению, таким образом, IPTV успешно конкурирует с другими технологиями платного ТВ, так как его главные преимущества — низкая стоимость входа (например, по сравнению со стоимостью комплекта оборудования и его монтажа для спутникового ТВ) и самый большой набор дополнительных функций (управление эфиром — пауза, перемотка, архив, видео по запросу, караоке, родительский контроль и прочие).

Мультиплекс всем

Еще на стадии формирования концепции «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009—2018 годы» было видно, что непосредственному телевещанию отводится довольно скромная роль. Согласно ФЦП, сеть цифрового эфирного наземного телевизионного вещания охватывает 98,4% населения страны, а спутник — оставшиеся 1,5%. В реальности спутниковые операторы охватывают 25,2% российских домохозяйств (исследование Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Телевидение в 2016 году»). Причем это без учета тех, у кого спутниковое ТВ выполняет роль дополнительного способа доставки сигнала, например, туда попали все, у кого тарелка стоит на даче. Правда, также включили 5,3 млн тех, кто смотрит спутниковое ТВ бесплатно.

ГК «Орион» изначально позиционировала себя как оператор платного ТВ с минимальной ценой входного билета. Все прелести работы в бюджетном секторе эта компания испытала на себе в полной мере — и падение курса рубля, и наступление цифрового эфира. Но генеральный директор ГК «Орион» Кирилл Махновский не считает, что цифровое эфирное вещание станет какой-то серьезной угрозой для платного спутникового ТВ, и вообще, по его мнению, ситуацию в индустрии определяют совсем другие факторы.

«Проникновение цифрового телевидения уже сегодня достаточно высокое. И конечно же, с его появлением мы ощутили определенное конкурентное влияние. Однако серьезного оттока у спутника не произошло. Наоборот, спутниковое телевидение — единственный сегмент традиционного ТВ, который показывает рост. Тем не менее сейчас абонент находится в ситуации выбора — продлевать подписку или перейти на бесплатный цифровой эфир. Таким образом, рыночную конъюнктуру во многом определяет макроэкономическая ситуация в стране», — объяснил глава «Ориона»

Получается, что основной противник оператора, работающего в бюджетном секторе, это не эфир, а общая экономика. Отключение аналога никак не повлияет на бизнес компании. Кирилл Махновский уверен, что серьезных изменений на рынке после отключения аналогового вещания ждать не приходится, так как проникновение платного телевидения на текущий момент уже достаточно высокое. «Можно констатировать, что те, кто имел желание и возможность подключиться к какому-либо оператору платного телевидения, уже это сделали. Незначительное увеличение спроса после отключения аналога можно ожидать лишь в low-cost-сегменте», — прогнозирует он.

Итак, вроде бы на этом поле никаких встрясок не ожидается: рынок устоялся, новых «убойных» приложений и технологий на горизонте не маячит. Но включается новый фактор: появилась информация, что РТРС хочет создать государственного оператора непосредственного спутникового вещания. С одной стороны, идея кажется здравой: охватить вещанием те оставшиеся 1,5% (если берем за основу цифры, указанные в ФЦП) или 4% (если ориентируемся на реальные на сегодня показатели) так или иначе необходимо. И очевидно, что эфирное вещание здесь потребует безумных расходов. Поэтому ориентация на спутниковые технологии логична. Вопрос только в организационной модели. И прежде всего возникает вопрос: почему эту роль не могут сыграть существующие операторы? Если посмотреть на зоны покрытия аппаратов, которые используют российские DTH-платформы, то становится очевидно, что территория России покрыта ими целиком.

В своем заявлении СМИ представители РТРС отметили, что часть населения окажется вне зоны интересов существующих операторов, поскольку их охват сервисом коммерчески невыгоден. Поэтому в РТРС считают целесообразным самостоятельно организовать доставку сигнала мультиплексов в удаленные населенные пункты при помощи непосредственного спутникового телевизионного вещания. Это предусматривалось ФЦП, правда, в ней никак не была оговорена организационная форма.

Кирилл Махновский отмечает, что спутниковый сигнал имеет существенные преимущества: он дотягивается до самых удаленных точек, невзирая на географические особенности местности и в некоторых регионах нашей страны это единственный вариант доступа к видеоконтенту, включая федеральные каналы.

«Целесообразность реализации идеи РТРС весьма сомнительна, так как функциональная задача доставки сигнала двух обязательных мультиплексов давно решена действующими спутниковыми операторами. “Орион”, покрывающий своим вещанием всю территорию России, включая самые удаленные регионы, всем новым абонентам предоставляет возможность бесплатного просмотра каналов перового и второго мультиплексов. Аналогичные предложения есть и у других лидеров рынка», — заявляет гендиректор ГК «Орион».

Таким образом, технически задача уже решена. Может быть, нужна какая-либо специальная программа поддержки или какой-то специальный тариф для малоимущих жителей удаленных регионов, чтобы у них была возможность смотреть два мультиплекса? Нужна ли в данном случае какая-либо государственная поддержка и в чем она может выражаться?

Кирилл Махновский считает, что ничего больше придумывать не нужно, поскольку программа государственной поддержки телесмотрения уже существует. В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О средствах массовой информации» и Федеральным законом «О связи» все операторы предоставляют возможность смотреть обязательные общедоступные телеканалы первого и второго мультиплекса без абонентской платы.

Сработает ли для обеспечения ТВ-вещанием удаленных областей с низкой платежеспособностью населения схема, аналогичная универсальной услуге связи (УУС, создание вещателями некоего фонда, из которого выплачивается компенсация тем вещателям, которые организуют доставку первого и второго мультиплексов в удаленные регионы, а вещатели для участия в программе определяются на конкурсной основе)?

На сегодняшний день компенсация за вещание первого и второго мультиплексов предоставляется только для РТРС. Операторам платного телевидения данная услуга не компенсируется, при этом все операторы реализовали требование закона о предоставлении доступа к обоим мультиплексам.

Может быть, существует какая-либо функция, недоступная коммерческой компании, но которую может взять на себя государственный DTH-оператор для обеспечения цифровыми мультиплексами жителей удаленных регионов? Очевидно, что технологически сети всех спутниковых и кабельных операторов во многом идентичны, поэтому технически все функции доступны любому из них независимо от организационной формы. Различие кроется в самой услуге: на каких условиях она предоставляется.

«Коммерческие операторы более мотивированы на получение прибыли, следовательно, они стараются быть максимально клиентоориентированными и оперативно внедрять новые услуги и сервисы, позволяющие повысить лояльность и платежеспособность абонентов. При этом речь идет не только об обеспечении спутниковой доставки сигнала, но и о создании и поддержке целой сети наземных структур: установщиков оборудования, служб по работе с абонентами, аналитических центров и т.д.», — комментирует Кирилл Махновский.

Но все же одна ниша для государственного DTH-оператора сегодня существует. Очень специфическая и малопонятная. Но социальная. Как раз задача для «слуг государевых».

Высокий эллипс и Крайний Север

Вопрос о новом государственном DTH-операторе будет иметь смысл только в одном случае: когда ФГУП «Космическая связь» (ГПКС) реализует проект «Экспресс-РВ» — запустит и начнет эксплуатировать четыре космических аппарата на высокоэллиптической орбите. Характерная особенность высокоэллиптической орбиты заключается в том, что она позволяет включить в зону покрытия спутника Арктический регион. Геостационарные спутники не могут «заглянуть» дальше 75° с. ш., да и антенны, установленные южнее, имеют очень малые углы места, что затрудняет настройку и мешает устойчивому приему сигнала. Освоению Арктики сегодня придается серьезное значение. В частности, потепление климата делает более экономически целесообразным эксплуатацию Северного морского пути. Без связи и телевещания реальное освоение невозможно. Сегодня даже газпромовские вахтовики в первую очередь интересуются наличием качественного интернет-доступа и количеством доступных телеканалов.

Одна из функций системы «Экспресс-РВ» — непосредственное телевещание. Для этого оператором координируются полосы частот: 10,7—11,7 ГГц и 12,5—12,75 ГГц — для линии «космос — Земля», 13,75—145 ГГц — для линии «Земля — космос». Частоты стандартные, то есть в пользовательском комплекте можно будет использовать стандартную аппаратуру — конвертеры, антенны и ресиверы. К тому же спутник, проходя апогей сильно вытянутой орбиты, можно посчитать условно неподвижным для наблюдателя с Земли, что решает проблему отслеживания антенной аппарата.

После вывода «Экспресс-РВ» на орбиту, разумеется, возникнет и вопрос оптимального управления вещанием с этих спутников. Пожалуй, что именно для этого случая и будет целесообразным создание государственной DTH-платформы. Вещание с высокоэллиптической орбиты на малонаселенные северные области — это, очевидно, будет (во всяком случае, на первом этапе) проект не коммерческий, а социальный. К тому же никто из операторов (не только российских, но и вообще в мире) не имеет опыта маркетинга подобной услуги.

В иных ситуациях целесообразность такого оператора не просматривается. К тому же пока совершенно непонятно, какие спутники такой оператор может использовать: существующие уже заняты коммерческими операторами, и в данном случае гораздо проще (и дешевле) использовать уже построенную инфраструктуру.

Цифровой дивиденд — сундук капитана Флинта

Итак, непростая задача решена: практически все население России может получать первый мультиплекс. Что дальше? Дальше — интерактив, HD, HDR и UHD — основные тренды развития. У двух основных стандартов, ATSC и DVB, выходят следующие версии, которые обеспечат возможность и того, и другого. ATSC 3.0 активно внедряется в Южной Корее к зимней Олимпиаде 2018 года. Консорциум DVB на IBC представлял свои новые разработки, делая акцент в основном на адресной рекламе.

Но выходя на поле интерактива, цифровое ТВ схлестывается в жесткой схватке с вещательными проектами сотовых операторов. Главный приз — так называемый цифровой дивиденд, частотный диапазон 470—862 МГц. Вещатели утверждают, что в освободившемся от аналогового вещания диапазоне нужно расширять классическое вещание; сотовые операторы планируют развивать там сети 5G. Тем более что технология eMBMS позволяет раздавать контент в сетях 4G (и 5G в перспективе) в режиме мультикаст, не загружая сеть персональным вещательным трафиком каждого абонента.

И сотовая связь имеет больше шансов на победу в этой борьбе. В новом издании 2017 года публикации Международного союза электросвязи (МСЭ) «Факты и цифры, касающиеся ИКТ» рассказывается, что за последние пять лет число контрактов на подвижную широкополосную связь росло более чем на 20% в год, и ожидается, что к концу 2017 года оно достигнет на глобальном уровне 4,3 млрд. При этом с 2013 по 2016 год расценки на подвижную широкополосную связь как доля валового национального дохода на душу населения сократились вдвое. И в большинстве развивающихся стран, утверждает отчет, подвижная широкополосная связь в ценовом отношении более приемлема, чем фиксированная широкополосная. Очевидно, что в такой ситуации сотовые сети могут сохранять экономические показатели, только постоянно расширяясь. А для этого нужен ресурс, и в первую очередь частотный.

Регуляторы — и международные, и национальные — склоняются к тому, чтобы отдать цифровой дивиденд сотовым сетям. На всемирных радиоконференциях, где и распределяются частоты, уже приняты соответствующие решения: на ВКР-12 сотовым операторам отдан так называемый первый дивиденд (800 МГц), на ВКР-15 — второй (700 Мгц). Правда, не указаны четкие сроки, когда вещатели должны освободить диапазон. И здесь многое зависит от позиции, которую в разных странах занимают стороны конфликта. В США и Канаде, где позиции сотовых операторов наиболее сильны, уже активно развиваются LTE-сервисы в этом диапазоне. В арабских и африканских странах, где развитие сотовых сетей идет бешеными темпами, активно перепланируют этот диапазон и готовят внедрение в нем сетей LTE и 5G. В России и Европе более сильны позиции эфирного ТВ, и здесь внедрение LTE в цифровом дивиденде идет медленнее. Как раз сейчас Европарламент решает (довольно неспешно) вопрос о сроках отключения телевещания и внедрения LTE и 5G в диапазоне 700 МГц — в 2020 или 2022 году это произойдет. Также многое зависит от частотных аукционов, прежде всего в США. Как только пойдут большие платежи за частотные полосы (пока они ниже ожидаемых), скорость вытеснения вещателей резко возрастет.

В России пока побеждают вещатели. Распределение первого цифрового дивиденда рассматривалось на ВКР-2012, второго — на ВКР 2015. «В России есть претенденты на эту полосу, и это в первую очередь наши сотовые операторы, которые хотят в этих диапазонах разворачивать сети 5G. Но в полосе первого дивиденда — 798—862 МГц — работает много военных радиослужб, и у операторов в нем будет много проблем. Второй дивиденд — 694—790 МГц — они надеются получить. Но есть Указ Президента РФ от 11.08.2014 № 561 “О гарантиях распространения телеканалов и радиоканалов на территории Российской Федерации”, который говорит, что эти полосы частот могут быть распределены только в согласовании с телерадиовещателями. А вещатели если и отдадут, то только тогда, когда поймут, что никогда не смогут этот диапазон использовать», — рассказал корреспонденту «Теле-Спутника» член Радиорегламентного комитета МСЭ Виктор Стрелец.

Логичен был бы вариант использования гибридной технологии: DVB для вещания и LTE для обратного канала. Преимущества очевидны: устраняются проблемы по использованию дивиденда (так как в этом варианте выгоду получают обе стороны), плюс именно стандарт DVB больше оптимизирован для передачи больших видеопотоков. Но вещатели и операторы не хотят идти на тесное сотрудничество, и гибридный вариант развития не получил развития. Существуют модели смартфонов с интегрированной возможностью приема DVB, существуют отдельные тюнеры, которые при подключении к смартфону или планшету позволяют смотреть цифровое эфирное ТВ, но большой популярностью они не пользуются.

Пройдет еще несколько лет, и словосочетание «цифровой эфир» будет вызывать лишь вопрос: «А какой еще бывает?». Но сам по себе перевод картинки из аналоговой формы в цифровую — это только первый камешек, который запускает огромную лавину. И нас ждет еще много увлекательных приключений вокруг этого процесса. Вот хотя бы: захотят ли вещатели платить за второй мультиплекс в полном объеме? А если нет, сможет ли (и захочет ли) государство заставить их это сделать?

___________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.

07.12.2017 > 16:14:14
Форум CSTB. Telecom & Media
Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD