Ultra HD
 
«Триколор ТВ» ULTRA HD

Геостационарные и негеостационарные спутники: конкуренция или синергия

11.07.2017 > 17:48
Геостационарные и негеостационарные спутники: конкуренция или синергия
Фото: nasa.gov
Рынок спутниковой связи, который еще сравнительно недавно (если привязывать события к срокам жизни космических аппаратов) был дос­таточно спокойным и консервативным, начало лихорадить и трясти. Прогноз для операторов неутешителен: их в дальнейшем ждет неизбежное падение доходов. Единственным выходом из подобного кризиса является поиск новых рынков и новых стратегий, и то и другое завязано на новые технические возможности.

Главным фактором таких возможностей операторов становится гибкость их спутниковых активов, а именно сочетание геостационарных и негеостационарных спутниковых группировок. А вот как сочетать эти две непохожие технологии — один из самых острых вопросов нынешнего дня.

Новая надежда

Первый всплеск серьезного коммерческого интереса к негеостационарным системам отмечен около 20 лет назад. Несколько сетей было построено — Iridium, GlobalStar, — но все работают в достаточно узких нишах. Развитие низкоорбитальных систем шло эволюционно и всегда несколько отставало (даже в проектах) от запросов рынка. Создатели на ходу «прикручивали» на спутники новые функции, развиваясь в основном в сторону увеличения скорости передачи. Казалось, что так оно и будет продолжаться довольно долго: запросы рынка — расти, спутники — от них отставать, а низкоорбитальные системы так и останутся некоторым довеском к индустрии, исключительно нишевым продуктом.

Несколько событий разом изменили всю картину. Во‑первых, уже упоминаемая стагнация. Она заставила игроков рынка искать прорывную технологию. Во‑вторых, образовалась новая точка роста — мобильная связь, в первую очередь с воздушными и морскими судами. В‑третьих, благодаря усилиям личностей, являющихся не только игроками индустрии, но и медийными персонами, низкоорбитальные глобальные системы получили мощный пиар, выходящий далеко за рамки достаточно тесного мирка спутниковой связи. В первую очередь, это, конечно же, основатель компаний SpaceX Илон Маск (Elon Musk). Его заявление о намерении SpaceX запустить большую группировку низкоорбитальных спутников вызвало (как, наверняка, и планировалось) большой шум, не утихающий до сих пор.

Интересна параллель: чуть более двад­цати лет назад с аналогичным заявлением выступила не менее значимая для рынка персона — Крейг Макко (Craig McCaw), а поддержал его не кто иной, как Билл Гейтс (Bill Gates). Они планировали создать систему глобальной мобильной связи (на тот момент только голосовой) из нескольких сотен спутников (количество колебалось от 600 до 900). Тогда заявление тоже вызвало большой шум, пусковые провайдеры начали подсчитывать будущие прибыли, эксперты заговорили о большой информационной революции. Но проект не вышел из стадии предварительной прорисовки. К тому моменту, когда пошел разговор о заказе хотя бы экспериментальных аппаратов, стало понятно, что одного голоса абоненту мало, что нужна хотя бы электронная почта. Спутники начали по ходу модернизировать, но всплеск развития сотовых сетей убил на корню эту инициативу.

Скрытая угроза

Несколько гигантов информационной индустрии выразили свое желание «оказаться в космосе». Facebook пошел пока традиционным путем и разворачивает сеть в Африке на основе геостационарной емкости Ка-диапазона. Google фонтанирует планами, в которых сочетаются и спутники, и беспилотные аппараты, и воздушные шары. По инициативе компании проводятся, безусловно, интересные эксперименты (с теми же дронами на солнечных батареях), но о коммерческой реализации или хотя бы прообразе бизнес-модели применения пока никто не заговаривает. И даже Apple в апреле наняла на работу специалистов по спутниковым коммуникациям (один из них, кстати — бывший сотрудник Google) и начала предварительные переговоры с Boeing на предмет использования проектируемой компанией низкоорбитальной системы, работающей в V‑диапазоне (40–75 ГГц).

Немалую роль «низколетам» отводят в грядущем буме IoT. Эксперты прогнозируют к 2025 году наличие около 100 млрд устройств в этой области, и спутниковые операторы (как новые, так и существующие) не намерены упускать этот рынок. Здесь основной фокус делается на микро- и даже наноспутники. Типичный проект (из тех, что прошли чуть дальше от стадии задумки) — австралийский стартап Fleet, планирующий в 2018 году запуск 100 наноспутников для IoT. Этой компании недавно удалось получить финансирование в размере $3,7 млн.

Илон Маск продвинулся гораздо дальше своих предшественников и современников. В прошлом году он привлек инвестиции от SoftBank в размере $2,5 млрд, что покрыло более чем половину требуемой для развертывания системы суммы. Уже в начале этого года при участии все того же банка OneWeb пытался провести слияние с Intelsat. Синергия двух таких различных, но прекрасно дополняющих друг друга технологий могло бы дать дать просто убийственный конгломерат, конкурировать с которым было бы крайне непросто. Но акционерам Intelsat не понравились условия слияния, и оно не состоялось. При этом оба оператора уверены в положительном эффекте от возможного слияния.

Совместными усилиями

Итак, классические операторы тем или иным способом входят в бизнес низкоорбитальных систем, то есть создают ту самую гибкость активов, чтобы выйти из стагнации. Самый характерный пример — запущенная к 2015 году среднеорбитальная система O3b. Изначально она была совместным проектом двух конкурентов, Eutelsat и SES, но Eutelsat вышла из него, а SES, наоборот, дошла до полного владения O3b. Сервис, предоставляемый O3b, нацелен на B2B- и госсектор, оператор считает, что занял хорошую нишу на рынке и обеспечил потенциал для дальнейшего развития.

Классический спутниковый оператор, владелец 18 космических аппаратов SKY Perfect JSAT Corporation (SJC) стал инвестором LeoSat Enterprises. LeoSat Enterprises создает низкоорбитальную коммуникационную систему из 108 космических аппаратов. Лазерные межспутниковые линии связи позволят системе предоставлять скорость доступа до 1 Гбит/с с задержкой, сравнимой с оптоволоконными линиями связи. Контракт возник не из ниоткуда: весь прошлый год LeoSat Enterprises одновременно вела переговоры о партнерстве с восемью операторами.

В России ситуация, как всегда, интересная. С одной стороны, страна заинтересована в наличии негеостационарной системы, поскольку существует необходимость подключать к современным услугам районы Крайнего Севера. С другой стороны, распределение населения делает эту затею крайне сложной с точки зрения окупаемости. Поэтому российские операторы смотрят на высокий эллипс, который требует меньшего количества космических аппаратов, но при этом позволяет охватить приполярные области. Такую систему реализует ФГУП «Космическая связь». Есть и коммерческий инвестиционный проект, который продвигает компания «Зонд Холдинг». Генеральный директор «Зонд Холдинга» Виктор Донианц вообще считает, что геостационарные спутниковые системы уже в принципе не отвечают современным запросам рынка. Особенно это касается России, так как географическое положение страны обуславливает не самые удобные условия настройки антенн на геостационарные космические аппараты — малые углы наклона над горизонтом, невозможность использования в полярных районах. «Для сохранения конкурентоспособности с наземными технологиями спутниковые операторы должны отказаться от использования геостационарной орбиты», — считает Виктор Донианц.

Согласья нет

Среди операторов вопрос взаимодействия геостационарных и низкоорбитальных систем — предмет острейшей дискуссии. Очень показательна в этом смысле была прошедшая недавно конференция Satellite‑2017. Часть представителей операторов (например, Arabsat и Yahsat) высказали умеренные взгляды, заявив, что в ближайшее время намерены войти в партнерство с какой-либо низкоорбитальной системой. Но особенный интерес представляют крайние точки зрения.

Главный исполнительный директор OneWeb Эрик Берангер (Eric Beranger) акцентировал внимание на высокой цели, поставленной компанией, — подключить те 4 млрд населения Земли, которые сейчас не имеют вообще никакого интернет-доступа. И Эрик Берангер не сомневается, что при этом компания сможет вернуть инвестиции, как только OneWeb будет доступен в любой точке земного шара. На это генеральный директор Asia Broadcast Satellite (ABS) Томас Чой (Thomas Choi) заявил, что считает стратегию OneWeb крайне неосмотрительной. Ему непонятно, как можно «раскидать» по Земле большое количество лучей и надеяться, что в них придут клиенты? Сколько спутников будут впустую светить на ненаселенные районы и Мировой океан? Также Томас Чой считает, что сама группировка нерационально использует аппараты. Каждый спутник примерно треть всего времени будет находиться в приполярных зонах, то есть треть емкости системы работает практически вхолостую, не принося прибыли. Вдобавок к этому глава ABS озвучил еще одну особенность: у большинства из людей, которые сейчас живут без Интернета, нет ни денег на его оплату, ни даже электричества. В 90‑е инвесторы потеряли на глобальных спутниковых системах около $ 10 млрд, и сейчас, 20 лет спустя, происходит то же самое.

______________________

Подпишитесь на канал «Теле-Спутника» в Telegram: перейдите по инвайт-ссылке или в поисковой строке мессенджера введите @telesputnik, затем выберите канал «Теле-Спутник» и нажмите кнопку +Join внизу экрана.

Все Статьи

Комментарии
Авторизоваться
Ultra HD